Быстрое решение бытовых задач

Строительство в центре Санкт Петербурга

СТРАНИЦЫ ДАЛЕКОЙ ИСТОРИИ.
 
   Дельта Невы была возвращена России в ходе Се­верной войны со Швецией. Русская армия, реорганизо­ванная Петром I, первую свою крупную победу в этой войне одержала 11 октября 1702 года в сражении у стен Нотебурга — в прошлом новгородской крепости Орешек.

Основание Петербурга  На месте, где Нева впадает в Финский залив, и заду­мал Петр I основать новый город, который мог бы за­крепить за Россией земли, в прошлом принадлежавшие Великому Новгороду, но в начале XVII века оказав­шиеся под властью Швеции. Строительство в центре Санкт Петербурга решено было производить «на европейский манир», используя последние достижения западноевропейского градостроительства и фортификационного искусства, развивавшихся на осно­ве применения «регулярных»,  геометрически правильных планировочных схем. Такая «регулярная» система в значительной степени противоречила традициям древне­русского градостроительства, тяготевшего к яркой живописности и бесконечному разнообразию форм. Для решения новых градостроительных задач не го­дился опыт «каменных дел мастеров» патриархальной Руси. Вот почему Петр I решил обратиться к помощи некоторых иностранных специалистов. В Россию были приглашены западноевропейские «архитекты», а в стра­ны Западной Европы отправлялись на выучку петров­ские «пенсионеры».
 
  Для строительства новой крепости царь нашел маленький остров Заячий, расположенный у правого берега Невы ниже по течению — там, где река разделялась на два широких рукава. На этом острове 16(27) мая 1703 года и состоялась закладка города, по­лучившего название «Санкт-Питер-Бурх»— в честь свя­того Петра, небесного «патрона» русского самодержца. Строительные работы в крепости велись «под смотрением» Доменико Трезини — первого архитектора Петербурга.

Дворец Меншикова  Вскоре после основания Петербурга в его окрест­ностях начали создавать парадно решенные пригороды с дворцами и парками.
Все эти пригоро­ды составили замечательное по красоте «ожерелье» Пе­тербурга, разделив с ним со временем славу одного из шедевров мирового градостроительного искусства. Особенно широко строительство в центре Санкт Петербурга развер­нулось с 1709 года, после решающего сражения Северной войны, закончившейся пора­жением шведской армии. С первых же лет существования города исключительно важную роль в его планировочной организации приобрела широкая Нева — главный «проспект» молодой столицы государства. Словно из самой невской воды поднялись бастионы и стены крепости. Вдоль берегов реки поднялись дворцы вельмож, военачальников, флотоводцев, а среди  них — скромный  поначалу первый Зимний дворец царя и значительно большие по разме­рам палаты первого губернатора города «светлейшего» князя Меншикова.

      Дворец губернатора был поставлен на берегу Васильевского острова — самого большого из островов невской дельты, вначале целиком пожалован­ый  Петром I «светлейшему». Однако позднее, когда
Петербург стал столицей, именно на Васильевском ост­рове по замыслу Петра было решено расположить цент­ральную часть города. Проект планировки Васильевского острова в 1716— 1717 годах был разработан Доменико Трезини в соответствии с указаниями Петра. В этом проекте наиболее полно проявилось характерное для   XVIII века стремление к строгому «регулярству» архитектурных ре­шений. С севера на юг остров должны были прорезать прямолинейные улицы, вдоль которых предполагалось прорыть каналы.

 
  Под прямым углом к ним прокладыва­лись три «першпективы»— широкие магистрали, идущие с востока на запад.

Застройка В.О.  Не все из задуманного удалось осуществить. Попе­рек острова проложили только несколько каналов, кото­рые постепенно обмелели и к концу XVIII века были засыпаны. До конца XVIII столетия оставалась фактически несформированной площадь Стрелки, хотя на западной ее стороне к началу 1740-х годов завершилось по проекту Трезини строительство длинного здания Двенадцати коллегий (ныне оно принадлежит Ленин­градскому государственному университету имени А. А. Жданова). Однако вся планировочная основа Васильевского острова — с четкой сеткой прямоугольных кварта­лов, образованных параллельными улицами- «линиями» и пересекающими их проспектами,— сложилась именно такой, какой была задумана в начале XVIII века. Это и делает Васильевский остров уникальным памятником «регулярного» градостроительства петровского времени.  Не была воплощена идея Петра о строительстве центра Санкт Петербурга на Ва­сильевском острове. Остров, отделен­ный широкой рекой от материковой части города, куда подходили дороги, связывавшие Петербург с Новгоро­дом и Москвой, оказался неудобным для функциониро­вания многих административных учреждений и торго­вых заведений.

  Уже в 1730-х годах центр Петербурга стал склады­ваться на левом берегу Невы, рядом с Адмиралтей­ством. Здесь же к началу 1760-х годов была создана главная императорская резиденция — новый Зимний дворец. Спроектированный зодчим Ф.-Б. Растрелли, он явился характерным образцом пышного барокко сере­дины XVIII века — стиля, в котором своеобразно со­четались западноевропейские влияния и традиции наци­онального русского зодчества. Наиболее ярко национальные черты проявились в культовой архитектуре периода барокко.    Одним из са­мых  замечательных  памятников  того  периода стал  Смольный монастырь — еще одно творение Растрелли.   Сложный по пластике объем, прихотливая декорация и выразительный силуэт обусловили динамизм и живописность архитектурной композиции собора.    Зимний дворец и Смольный монастырь явились не только самыми крупными, но и последними сооружени­ями, созданными в стиле барокко. В 1760-х годах ему на смену пришел классицизм, эстетическим идеалом которого стали «благородная простота и спокойное ве­личие» памятников античности.

 
  Наглядное представле­ние о постепенной эволюции архитектурных форм — от яркой живописности и пластического богатства барокко к строгости, четкости и уравновешенности классицизма— дают здания Эрмитажа, возведенные в 1760—1780-х годах рядом с Зимним дворцом на берегу Невы. 

Нева одетая в гранит  В те же годы, когда строились здания Эрмитажа, развернулись грандиозные по масштабам того времени работы по облицовке гранитом берегов Невы и ее рука­вов. Особенно ответственная градостроительная роль выпала на долю каменных набережных левого берега Невы.

  Монументальные гранитные стенки длиною около четырех километров, ритмично прерываемые мягкими по  пластике спусками пристаней и горбатыми мостами, придали невской панораме четкость и единообразие, превосходно отвечавшие принципам классицизма.

 
  В середине XVIII века   сложилась и та планиро­вочная структура центра города, которая не претерпела позднее серьезных изменений. Ее основой  стали три прямые магистрали, лучами расходящиеся от башни со шпилем, размещенной в середине параллельного Неве корпуса Адмиралтейства. Эта система лучевых магист­ралей, нередко называемая «невским трезубцем».